В погоне за клевом.

Прижало ледком заливы озер, водохранилищ, схватились торфяники, стали и речные затоны, укрыв рыбу от уже вовсю бормочущей шуги – можно осторожно выдвигаться. Пора!
В ледовой ловле зачастую в одних и тех же лунках разные приманки показывают кардинально различные результаты – тот же окунек одну лишь тронет как легким ветерком, а другую заглатывает по самое не могу. Что в итоге порождает вечные споры о том, что лучше: блесна или мормышка, мотыль или безнасадка, ловля на игру или на стоячку, но создается и многогранная тактика раскачки вялых лунок.
Так, издавна ошмянские рыболовы на Белом каждую лунку вначале обтряхивают блесной (буквально пяток взмахов) и тут же в дело запускают мормышку с мотылем – сразу вероятна поклевка! Здесь блесна раскачивает лунку, раззадоривая окуня (или привлекая его с расстояния, с которого мормышку он не услышит), а ловит мотыль.
Во время затишья в клеве, когда на Любанском водохранилище лишь самые маленькие “Дробинки” или “Капельки” с мотылем вымучивают небольших полосатиков, в лунку, которую пусть даже долго обрабатывали мормышкой, запускается блесна, и на лед… выдирают одного-двух приличных окуней! Прием рабочий, опровергающий утверждение, что, мол, после мормышки блесна не сработает. У слуцких окунятников работает, просто игра блесной мягкая: пару плавных взмахов, и приманка укладывается на дно, но не полностью, а чтобы только упиралась жестко впаянным крючком – кивок на удильнике чуть согнут, леска натянута. Теперь аккуратно и медленно блесна полностью ложится на дно (кивок распрямляется) и туг же поднимается, стараясь, чтобы крючок не оторвался от дна. Эти осторожные движения повторяют 2-3 раза, затем блесна приподнимается над дном на пяток сантиметров – пауза, во время которой и следовала мощная поклевка.



В морозное утро на прибрежных мелководьях озера Вишневское обычен нормальный мормышечный клев, но вскоре вылезшее солнце засвечивает лунки, причем не особо помогает и присыпка лунок снегом, ведь все равно надо палочкой отверстие пробить, чтобы опустить под лед мормышку. Но рыба-то не растворилась, она просто отошла чуть в сторону от лунки, и в ход пускается легкая широкая блесна, способная планировать далеко в сторону. Здесь свои хитрости в технике: блесна падает на дно, с катушки сматывают еще с полметра лески, удерживая их под натягом свободной рукой. Затем (коротким резким рывком удильника отрывают блесну от дна, дают спланировать ей еще дальше от лунки, подавая вслед леску. Повторив несколько раз прием, загоняют блесну еще метра на три от лунки, при глубине всего-то в полтора метра.
Теперь возвращают блесну обратно: леска медленно натягивается и очень (!) медленно тянется по дну. В этот момент чаще всего горбач и зажимает блесну- схоже с зацепом, но «живой» толчок все же чувствуется. Такой «протяг» возможен только по чистому дну, но окунь обычно и отстаивался на чистых песках. Разворачиваясь вокруг лунки, рыболов посылает блесну в разные стороны, тем самым обрабатывает большую площадь, вычисляя, в какую именно сторону отошла рыба. А тут ближе к вечеру крик за спиной: «Хлопцы, акунь пошел на мормыху!», и все кидают блесны, берутся вновь за мормышечные удочки – вечерний клев пришел.
Однако далеко не всегда блеснильщики пользуются мормышечной удочкой, хотя на Бобровичах лунку помогает раскачать мормышка. На простой крючок с колечком и длинным цевьем (N4 по старой, нумерации) наматывается два-три оборота мягкой медной или латунной проволоки диаметром около миллиметра, свободные концы проволоки откусываются кусачками. Медная обмотка поджимается плоскогубцами ближе к колечку крючка – чтоб не сползала. Получившаяся мормышка привязывается к основной леске на поводочке длиной 3-4см, не длиннее, чтобы не было захлестав при игре. На крючок мормышки надевается узкая полоска, вырезанная ножницами из старых рипперов или твистеров ярко- зеленого цвета. Длина полоски не более Зсм. Расстояние от блесны до узла поводка около 20-25см. Блеснят такой оснасткой как обычно, лишь взмахи вверх более плавные. При слабом клеве основные уловы дает именно мормышка с силиконовым «мальком», который окунями часто сбивается, поэтому в коробке всегда есть запас. Схожая оснастка у браславских блеснильщиков, только на поводочке не мормышка, а обычный крючок с кусочком червя, на которого влетает не только окунь, но и плотва. А еще браславские любят ловить окуня на крупную мормышку с мальком. Говорят, что часто эффективнее, чем на блесну, да и махать мормышкой много не надо – горбачи берут и на стоячку.
Витебские зимники на озере Вымно ловят окуня одновременно и балансиром, и мормышкой. На проверенных буграх сверлят парные лунки, расстояние между ними около полуметра. В одной удочка с мормышкой, во второй- с балансиром длиной 5-6см. Поиграв мормышкой и не дождавшись поклевок, мормышечная удочка кладется на лед. Берется удильник с балансиром и делается с десяток взмахов – окунь частенько несколько раз стукнет по балансиру, не засекаясь, сразу переход на мормышечную удочку и уверенная поклевка, затем вторая, третья…
А затихающая вновь лунка раскачивается балансиром, на который окунь тоже садится, но говорят, что все же основной улов дает мормышка с мотылем.
У гродненских, выезжающих на озеро Белое, лучшие уловы на балансир, хотя перед этим активной игрой раскачивают лунку крупной отвесной блесной «щучьего» размера (длиной 6-7см). Затем в ход идет маленький балансирчик (около 4см), но игра не традиционная: и подъем, и опускание балансира медленные, с придержкой лески в натянутом состоянии. Или просто слегка покачивают приманкой у дна. Было немало случаев, когда вялый окунь хватал балансир, который просто висел над дном – удильник лежал на льду. А вообще-то, многие старые блеснильщики, всю жизнь ловившие лишь отвесной блесной, подметили, что балансир частенько облавливает вертикалку: «Да заблеснили хищника одними и теми же блеснами, привыкла рыба и к одинаковой игре, к одинаковым цветам – серебристому, медному, латунному. А балансир совсем по-другому играет, и ошарашивающих рыбу цветов хватает – вот и хапает его. А привыкнет, и снова подавай ей что-то другое!»
В погоне за клевом и щукари, параллельно работающие и ставкой, и мормышкой. Могилевские на Чигиринке спешат выставить ставки ранним утром, затемно- часто прорывает щуку перед рассветом и на привозных карасиков. Выставились, и сразу с мормышкой добывать местного живца (плотву и окуня), на которого крупная щука берет лучше. Однако зубастая может вообще не брать, тогда ставочников выручают лунки, закормленные «под бель». Молодечненские, знающие Вилейское водохранилище как свой пять пальцев, говорят, что нереально просчитать, что именно пойдет на конкретном участке – щука или лещ. Можно сколько угодно разглагольствовать «о супермастерстве, ведущем к стабильным уловам узкоспециализированной снастью, заточенной под определенную рыбу, но очень часто было так. Компания едет в Чижевичи на 2-3 дня, подготовившись к лещовой ловле по-максимуму: куча мотыля на прикорм и наживку, удочки идеально ровны, места зимних стоянок леща хорошо известны, погода отличная, но нет клева почему-то, хоть тресни! При этом ставки, выставленные просто «от балды»- без всяких промеров дна, на окуньков и ершиков, с трудом пойманных в «лещовых» лунках, давали просто великолепных щук – живцов не хватало! А на следующие выходные на этом же месте с точностью наоборот: летят, как следует подготовившись к ставочной ловле (132 карасика в двух каннах), прихватив на всякий случай «минимальным комплект» для леща – ни одной щуки, а крупный подлещ просто звереет, и приходилось ходить к соседям просить щепотку мотыля- своего не хватило…
В гонках же именно за щучьим клевом щукари не «разбрасываются на бель», а ищут “крокодилов” одновременно и ставками, и балансиром. Это раньше шло деление на «кланы»- ставочники и блеснилыцики, каждых была своя кардинально разная стратегия ловли, и соперничество шло с переменным успехом. Сегодня же уже многие блеснилыщики тягают с собой небольшое количество ставок, а ставочники подобрали с пяток рабочих моделей балансиров. И «совместная» ловля успешно идет на кардинально разных водоемах. На больших глубоких озерах Браславщины (где «мель» может быть и на 10м), учитывая, что зимний день короток, щука ищется быстро и широко. Кто-то ищет ставками, выставляя одну от другой на расстоянии 50 и более метров, и если где-то сработка, то этот участок плотно облавливается балансиром – переносить сюда другие ставки долго. К тому же к обеду или под вечер могут сработать ставки в ином месте, которое тогда также «балансирится»- рассверливается серия лунок вокруг сработавшей ставки. Часто щука лишь режет живца на ставке или срывает его с крючка, никак не засекаясь. В этом случае не тратят времени на зарядку нового живца, а быстро пробивают этот участок балансиром, и лишь не дождавшись поклевок (или же подняв один-два щучьих хвоста), приводят в порядок ставочную оснастку.
Еще хватает сомневающихся в том, что балансир может сработать лучше живца. Глубокские уверяют, что неоднократно поднимали щук, сверля лунку рядом со ставкой, которая молчала долгие часы- это наблюдали многие.
Существует и совершенно другая стратегия поиска щуки: ищут балансиром, затем найденная рыба «долавливается» ставками. Так, часто щука лишь “боднет” балансир или сойдет при вываживании – эту рыбину можно «забрать» позже, когда успокоится. Но оказалось, что проще здесь поставить пару ставок и уйти дальше на поиски с балансиром, а на обратном пути забрать и ставки, и щуку. И на реке балансир выручает ставку – пинские по Пине вечерами балансиром ищут щуку (часто меняет зимой стоянки) в местах «где кранула», выставляют одну-две ставки на ночь, а утром собирают “урожай”. Были поимки хищниц и на «вечерний» балансир. На водохранилище Вяча крупного окуня ищут с балансиром и переверткой – поплавочной удочкой, заряженной мальком. На водоеме много крупного окуня, но зимой мелкий окунек стоит вперемешку с крупным, находящимся в «ядре» стаи. “Ядро” ищется с малым балансиром, обследуя лунку за лункой. Если приманку беспокоит лишь мелкий окунь, лунка меняется. Если где-то попалось подряд 2-3 приличных полосатика – внимание, особенно если клев резко обрубило – вероятно, что близко «ядро”, из которого подполз крупняк. Но горбач часто балансира не хочет – подавай ему живую, крупную верховку или маленького (до 5см) карасика. Поэтому в этом районе расставляется с пяток удочек-переверток, которые и радуют поклевками крупных окуней. Перевертка классическая. У удильника пенопластовая рукоятка длиной 12-14см, толщина около 3-5см. Торец выкрашен в красный цвет-лучше видно, когда окунь перевернет. Мотовильца для лески – деревянные колышки, забитые (на клею БФ-2) в пенопласт, или просто прорезь в пенопласте. Винипластовый хлыстик длиной до 10см. Поперек рукоятки (в 4-5см от основания хлыстика) сверлится отверстие, куда вставляется металлическая спица, длина которой сантиметров на 10 больше ширины лунки -окунь перевернет, и удочка упрется спицей в лунку. Леска 0,22мм, грузило – небольшая дробинка, крючок в 10-15см от дробинки. Часто ловят с небольшим поплавком, в этом случае можно дать слабину леске между поплавком и удочкой – меньший шанс, что окунь при слабом клеве насторожится, заглатывая малька.
И на реке при слабом клеве подтяг ищет помощников – рыболовы набираются духу, не ожидая до вечера, что прорвет, и переходят на иные снасти. Кто-то убегает в старик с легкой блесенкой или мормышкой и звонит друзьям лишь на закате: “Нашел горбатого окуня…” Кто-то, “заподтяжив” несколько небольших плотвичек или густерок, выставляет по прибрежному тихому омуту пяток ставок, и вскоре над рекой несется: “Багор! Морда зубастая не лезет в пельку никак!” Кто начинает долбить реку мормышкой с пуком мотыля и нарывается на язя, который сегодня почему-то не хотел брать на подтяг. По язевым местам течение приличное, мормышки приходится применять тяжелые, поэтому и игра очень осторожная – мелкие посту, кивания по дну с самой малой амплитудой подъема. Поклевка – остановка работы кивка или сгибание без подъема, и чем крупнее язь, тем осторожнее поклевки. А кто-то переходит на самые различные безнасадочные мормышки с которыми то пусто, то очень густо.
В безнасадочной ловле часто много тумана нагоняется: “Ловить с безмотылкой надо, забыв дома мотыля; Надо тренироваться-ставить руку, добиваясь большого количества колебаний; надо изучать повадки рыб, которые клюют там-то и там-то”, и т.д. Но многие ходят и успешно ловят вперемешку насадочной и безнасадочной мормышкой, помечая, что на одних и тех же лунках на безнасадку частенько берут более куда крупные окуни, подлещики, плотва, по сравнению с мормышкой, наживленной мотылем. Столбцовские зимники успешно ловят “Наугад”- прежде чем прикармливать потву и ловить на мормышку с мотылем, бегают по разным лункам с безнасадками, видимо, в такой стратегии два преимущества. Во-первых, по смене рабочего спуска быстро вычисляют разные ямки да бровочки, примечая эти места, которые можно потом прикормить. Во-вторых, плотва, даже если и не подсекается, очень часто “трогает” безмотылки (игнорируя мормышку с мотылем), выдавая свое присутствие, и ЭТИ лунки затем кормятся в первую очередь. Особенно часто плотва и подлещик ресуются “чертиками”, недаром все чаще эти приманки применяют и мормышечники, и поплавочники, и блеснилыцики.мА светлогорские уверяют, что работает “чертик” даже при простом плавном подъеме без всяких колебаний, выручая в бесклевье простая статистика последних зим. Даже в традиционной поплавочной ловле очень широкие границы поиска клева – вплоть до того, что наперекор всем правилам лещовый поплавок поднимается над лункой удильником (поэтому и кивок есть), идет подыгрывание наживкой, и начинаются поклевки после многочасового молчания. Причем подыгрывание не обязательно плавное, осторожное – пауза после резкого рывка длиной 20-30см (как будто блесной работаем) давала крупных лещей. Или, начинают ловить из спаренных луною в одной с кивком и мормышкой, во второй с поплавком и отдельным крючком – на что лучше берет, на то и переходят. Выручает и переход на удочки с двумя разными мормышками – одна в игре, другая ловит только на стоячку). Или пока серия лещовых лунок раскармливается, можно побаловаться с блесенкой, балансиром, “чертиком”- продолжая бить окунька да выставить пяток ставок. Подобные стратегии поиска лещового клева практикуются по всей стране, вот и на Брестчине любят ходить на леща «по-разному», выставляя и стратегические сторожевые удочки, о чем подробнее поговорим в следующей статье.

Похожее по теме:

Оставить комментарий

*

code